Полигон "Красный Бор" глазами очевидца

19 ноября 2016
808 просмотров

На полигоне «Красный Бор» 17 ноября прошло первое заседание Общественного экологического Совета по полигону. Участники осмотрели свалку и обсудили важные вопросы. Движение «Мусора.Больше.Нет» представлял Андрей Мадьяров.

Прилагаем полный текст от первого лица:

Первое, что бросилось в глаза при подъезде к полигону, — более чахлый лес в непосредственной близости, деревья маленькие и с виду болезненные. Но, возможно, плохое состояние леса вызвано большей заболоченностью этого участка или другими причинами.

При входе сразу ощущается запах чего-то вроде соляной кислоты, чего-то азото- и серосодержащего. Запах отчетливый, но не удушающий. Тут же прибежали четыре собаки, которые были не агрессивны и выглядели вполне здоровыми.

Ознакомительную экскурсию для членов совета проводили директор полигона Алексей Трутнев, главный инженер Петр Сиваченко и директор выполняющей работы по полигону компании «Гидрокор» Олег Гладштейн. 

Я увидел, что наконец предпринимаются какие-то действия, чтобы сделать полигон безопасным. Построен нормальный забор, вокруг территории идёт дозорно-пожарная дорожка, очищенная от снега. В будущем планируется сделать подземный герметичный забор, чтобы исключить риск утечки опасных веществ через грунт. Прочищены дренажные каналы и аварийный обводной канал, опоясывающий всю территорию, сделано бетонирование берегов, бетонная отмостка по краям. Это будет способствовать их прочности и предохранять от размыва. 

Далее нам рассказали о работах по картам 64 и 68, по поводу которых возникает больше всего вопросов. Карта на полигоне — это просто определенный участок, куда сваливается определенный вид отходов. 64-я и 68-я карты предназначены для жидких отходов и представляют собой опоясанные дамбами пруды. Одна из них глубиной 8 метров, другая — 22 метра. Площадь тоже весьма приличная. 

На карте 68, где хранятся нефтяные отходы, некоторое время назад был пожар, глиняные дамбы вокруг этих карт часто промывает, происходят утечки. Сейчас большой проблемой является то, что уровень жидкости в этих картах выше, чем уровень поверхности земли вокруг. Вода удерживается только глиняной дамбой, которая не является идеальным изолятором. 

Первоочередной задачей было немного увеличить площадь поверхности, чтобы при том же объеме жидкости снизить уровень. Это произвели без увеличения площади карт, ликвидировав приемочные площадки — небольшие полуострова в прудах, куда заезжали машины, чтобы слить очередную порцию отходов. Поэтому теперь сбросить в карты новые отходы практически невозможно. Именно в связи с этими работами возникла необходимость создания двух новых, временных карт, о которых столько говорили: в них временно слили часть отходов. Алексей Трутнев уверял, что уже на следующей неделе эти временные пруды будут засыпаны. 

Чтоб не допустить попадания в открытые карты новых атмосферных осадков, что также приведет к повышению уровня, их решили накрыть. Рассматривалось несколько вариантов. Первый — закрыть поверхность толстой полиэтиленовой пленкой. Однако такая «крыша» была бы очень непрочной, уборка с нее снега и воды была бы затруднена. Другой вариант — сделать сплошную металлическую крышу, то есть построить над картами что-то вроде огромного ангара. 

Этот вариант оказался неподъемным финансово, а главное — грунты полигона не выдержали бы такую конструкцию и просели, что опять же привело бы к разливу. В итоге была выбрана наплавная конструкция — полиэтиленовые бочки-понтоны с закрепленным на них деревянным настилом, а поверх - полиэтиленовая мембрана. Конструкция, к сожалению, не будет идеально герметичной, она не будет полностью стыковаться с берегами, так как берега неровные, а уровень воды все-таки может меняться. 

В дальнейшем планируется укрепление дамб, технология пока не выбрана: возможно, это будет бетонирование или шпунт, также рассматривается вариант оставить их глиняными, но сильно увеличить в ширине и уплотнить. 

Уборка дождевой воды с поверхности мембраны будет производиться с помощью насосов через специальные водоприемники, уборка снега - специальными маленькими тракторами. У меня сразу возник вопрос о возможной пожароопасности объекта — ведь под мембраной (особенно на карте 68, где хранятся нефтесодержащие отходы) могут собраться огневзрывоопасные испарения, а деревянная конструкция, как известно, хорошо горит. На это мне пояснили, что будут сделаны специальные системы вентиляции, дерево (в этом я визуально убедился сам) пропитано специальными огне- и биозащитными растворами. 

Кроме того, мембрана имеет белый, отражающий цвет, а значит, карта будет нагреваться меньше, чем без мембраны вообще, и будет меньше испарений. Понтоны сконструированы так, что с уменьшением уровня и площади часть их может быть отсоединена (конструкция разборная). 

Большую проблему представляет собой всплывающая в картах металлическая тара (от идеи с полиэтиленовой пленкой отказались в том числе и из-за нее). Хотя это и не одобрялось, раньше отходы часто сбрасывали прямо в металлических бочках, ящиках и т.п. Потом это строго-настрого запретили, но металла в картах уже скопилось изрядно. Убирать бочки и ящики с поверхности бессмысленно, так как никто точно не знает, сколько их там, и к тому же, некоторые могут быть с содержимым. Сейчас разрабатываются технологии, которые позволят разобрать все содержимое карты. 

Теперь о других картах. Меня поразил тот факт, что какое-то время на полигон привозили, среди прочего, отходы 4-го класса опасности, которые вполне можно было бы захоронить на обычном полигоне. Многие карты уже представляют собой поросшие зеленью холмики. Кстати, на полигоне проводятся специальные экспериментальные посадки, например, высадили саженцы сосны, которые неплохо прижились. 

Огромная проблема полигона в том, что схема размещения отходов каким-то фантастическим образом утеряна. Поэтому никто точно не знает, где находятся отходы самого опасного, 1-го класса. 

На полигоне скопилось большое количество шин. Сейчас успешно идет их вторичная переработка в крошку, которая будет использоваться для дорожных покрытий. Также Технологическим институтом проводились опыты по производству крошки для дорожного строительства из нефтяных отходов, но особых положительных результатов не дали.

Во время экскурсии на полигон я провел свой небольшой эксперимент: с помощью универсальных бумажных индикаторов проверил pH. Это уровень кислотности, который измеряется по шкале от 1 до 14. 7 - нейтральный уровень, выше - щелочной, ниже - кислотный. В естественных водоемах он колеблется примерно от 4 до 10, при выходе за эти значения среда становится практически непригодной для жизни. 

В лужах на полигоне - 7 (нейтральная среда). Кстати, в городских лужах - 6 (то есть среда слегка кислая). В карте с нефтесодержащими отходами - 6, в карте с неорганическими - 4. Иными словами, по показателям кислотности содержимое карт не представляет опасности для окружающей среды (по другим, конечно, представляет). 

Обсудили и громкий инцидент с якобы утонувшим на полигоне рабочим. Вообще-то строители на полигоне работают грамотно, с соблюдением правил техники безопасности. Как опытный строитель могу сказать, что неприятных приключений на стройке все равно не избежать. В данном случае, как уверяло руководство, рабочий провалился в жидкость только одной ногой, последствий для здоровья это не поимело. 

Также директор полигона опроверг утверждение о том, что в «Красном Боре» временно складировались батарейки, собранный ГУП «Экострой» (компания, обслуживающая экомобили, экобоксы и т.п.). По его словам, для этой цели «Экострой» имеет свой склад. 

В целом мне показалось, что на полигоне все неплохо: разрухи нет, идут работы, руководство полигона и строительной компании производит приятное впечатление. 

Прозвучал вопрос, куда же теперь деваются все опасные отходы Петербурга, раз «Красный бор» их не принимает и принимать не будет. Нам ответили, что пока их отвозят в другие регионы, но в какие именно — не уточнили.

Андрей Мадьяров


Вернуться к списку новостей

Create Account



Log In Your Account