О временах не думайте с усмешкой

18 октября 2019
2086 просмотров
Это было давно. В одной из средних школ города Тосно учитель литературы задала ученикам вопрос о любимом поэте, а когда от одной из учениц услышал фамилию Лермонтова, то была чрезвычайно возмущена – почему не Пушкин?
 
С тех пор прошло много лет. Девочка, любившая Михаила Юрьевича, окончила школу, высшее учебное заведение, стала хорошим специалистом в своей отрасли, но любовь к поэту хранит по сей день, может цитировать из него большие фрагменты.
 
15 октября, в день 205-летия великого поэта, я вспоминаю свои соприкосновения с творчеством Михаила Юрьевича Лермонтова. Их было достаточно много, являлись приятными и носили познавательный характер. Есть основания вспомнить последнее двухтомное издание поэта, вышедшее незадолго до развала СССР:
 
- Лермонтов М.Ю. Сочинения в двух томах. Том первый / Сост. и комм. И.С. Чистовой; Вступ. ст. И.Л. Андроникова. – М.: Правда, 1988. – 720 с.
 
- Лермонтов М.Ю. Сочинения в двух томах. Том второй / Сост. и комм. И.С. Чистовой; Ил. В.А. Носкова. – М.: Правда, 1990. – 704 с.     
               
Подписка на двухтомник проводилась не лимитировано и собрала более 14 млн. подписчиков (!), а на Alib.ru эта книга оценена сейчас в пять тысяч рублей. Таким образом – Лермонтов востребован. Постоянно. Кстати, лишь «Воспоминания» Л.И. Брежнева незначительно превзошли по тиражу русского классика. Однако не следует забывать, что летом 1987 года – через пять лет после ухода партийного и государственного руководителя в иной мир – его мемуары были изъяты из книжных магазинов и списаны в макулатуру… 
                       
Впервые офицерский мундир  М.Ю. Лермонтов надел по окончании  юнкерской школы и вышел корнетом в лейб-гвардии Гусарский полк. В это же время бабка поэта заказала художнику Ф. О. Будкину его парадный портрет. 
 
С полотна пристально смотрит на нас спокойный, благообразный гвардеец с правильными чертами лица: высокий лоб, удивительный овал лица, строгие карие глаза, прямой, правильной формы нос, щегольские усики над пухлым ртом. 
 
Но как согласовать это изображение с другими портретами, на которых Лермонтов представлен с неправильными чертами, узеньким подбородком, с коротким, чуть вздернутым носом?
 
Всматриваясь в изображения Лермонтова, мы понимаем, что художники старательно пытались передать выражение глаз поэта и… чувствуем, что взгляд не уловим, портреты все разные.  
 
 
Пушкинские портреты как бы дополняют друг друга, лермонтовские – один другому противоречат. Правда, А.С. Пушкина писали выдающиеся  портретисты – О.А. Кипренский, П.Ф. Соколов, В.А. Тропинин. Лермонтовские портреты принадлежат художникам не столь знаменитым – К.А. Горбунову, П.Е. Заболотскому, А.И. Клюндеру, – но способным, однако, несмотря на их старания, оказались бессильными в передаче духовного облика Михаила Юрьевича. В этих изображениях, как представляется, – нет поэта!
 
Забегая несколько вперёд – в подтверждение сказанному, –  приведу поэтические строки (ранее не публиковались) известного лермонтоведа В.А. Мануйлова, имеющиеся на его небольшой книжечке «М.Ю. Лермонтов. Жизнь и творчество» (М.: «Знание», 1958), которую я получил из рук Т.Ф. Селезнёвой – вдовы В.Э. Вацуро, пушкиниста и лермонтоведа:
 
 
 
 
 
 
Об этой книжке популярной
Не очень я судить могу,
Но за обложку благодарный
Я пред художником в долгу…
Готов заверить честным словом,
Что на обложке – не поэт,
Что нарисован Петуховым
Скорей всего автопортрет.
                         25 сентября 1958. В. Мануйлов 
 
Неуловимые черты творца ускользали не только от кисти художников, но и от описаний мемуаристов. Люди, знавшие его лично, в представлении о внешности совершенно расходятся между собой. Одних поражали большие глаза поэта, другие запомнили выразительное лицо с необыкновенно быстрыми маленькими глазами. Ивану Сергеевичу Тургеневу они кажутся большими и неподвижными: «Задумчивой презрительностью и страстью веяло от его смуглого лица, от его больших неподвижно-тёмных глаз». Другой почитатель Лермонтова, познакомившийся с поэтом в последний год его жизни, отмечает: «То были скорее длинные щели, а не глаза, щели, полные злости и ума». А далее – неизгладимое впечатление от внешности Лермонтова: «Огромная голова, широкий, но не высокий лоб, выдающиеся скулы, лицо коротенькое, оканчивавшееся узким подбородком, нос вздернутый, фыркающий ноздрями, реденькие усики, коротко остриженные волосы. И – сардоническая улыбка...» По одним воспоминаниям, глаза Лермонтова «сверкали мрачным огнём», другой мемуарист запомнил его с «пламенными, но грустными по выражению глазами», смотревшими на него «приветливо, с душевной теплотой» (М.Е. Меликов).
 
И далее. «Приземистый, маленький ростом, с большой головой и бледным лицом, – писал Меликов, – он обладал большими карими глазами, сила обаяния которых до сих пор остаётся для меня загадкой. Глаза эти, умные, с чёрными ресницами, делавшими их ещё глубже, производили чарующее впечатление на того, кто бывал симпатичен Лермонтову. Во время вспышек гнева они бывали ужасны. Я никогда не в состоянии был бы написать портрет Лермонтова при виде неправильностей в очертании его лица, и, по-моему, один только К.П. Брюллов совладал бы с такой задачей, так как он писал не портреты, а взгляды».
 
Как бы то ни было, но судьба так и не свела Михаила Юрьевича с Карлом Павловичем. Хорошо это или плохо – не нам судить. Мы же исходим из сегодняшнего дня, где есть и портреты поэта, и рисунки к его талантливым произведениям. Работы эти принадлежат нашей современнице – Ольге Венедиктовне Граблевской.
 
Ольга Граблевская родилась в Ленинграде, после окончания Художественной школы им. Б.В. Иогансона поступила в Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина и успешно окончила его.
 
«Сколько себя помню, училась во всех разновидностях художественных школ и завершила этот процесс на факультете книжной графики (курс А.А. Пахомова)», – несколько лет назад говорила мне об этом Ольга Венедиктовна. А на днях в стенах Центральной городской детской библиотеки им. А.С. Пушкина (СПб., ул. Большая Морская, 33) открылась выставка работ О.В. Граблевской, приуроченная к 205-летию со дня рождения Михаила Юрьевича Лермонтова. Большая серия листов в технике гуаши на цветной бумаге – эмоциональный и возвышенный комментарий художника к строкам великого поэта и писателя.
 
Ольга Венедиктовна – член Союза художников России, победитель Всероссийского конкурса книжной иллюстрации «Лермонтов-2014», в силу своего исключительного таланта, совершила творческий подвиг, исполнив к 200-летию великого поэта 150 графических работ, тем самым обратила на себя внимание не только российской, но и мировой культурной общественности.    
  
11 сентября 2014 года в Российском Центре науки и культуры в Копенгагене (Королевство Дания) была открыта выставка её работ, исполненных к произведениям великого русского поэта, что вызвало зрительский фурор.
                                                
Двумя месяцами раньше ещё более масштабная выставка работ О.В. Граблевской была открыта в Государственном музее-заповеднике М.Ю. Лермонтова (Пятигорск). Здесь же впервые представляли публике подарочный двухтомник произведений поэта. Через два дня вся читающая Россия, а равно коллекционеры, знали, что подобного уникального издания классика русской поэзии в России ещё не было. 150 графических листов, выполненных Ольгой Венедиктовной в технике гуаши на цветной бумаге, явились своеобразным  эмоциональным комментарием чуть ли не к каждой странице двухтомника! При этом бережно сохранены лучшие традиции в отношении к первоисточнику: 
 
- Лермонтов М.Ю.  Стихотворения. Поэмы. – Т.1 / Сост., вступ. ст. Н.В. Маркелов; ил. Граблевская О.В. – Пятигорск: Изд-во «Снег»,  2014. – 432 с.      
 
- Лермонтов М.Ю.  Герой нашего времени. Маскарад. – Т.2 / Сост., вступ. ст. Н.В. Маркелов; ил. Граблевская О.В. – Пятигорск: Изд-во «Снег»,  2014. – 432 с.
 
В.В. Путин с книгой М.Ю. Лермонтова. Фото 2015 г.  
   
 
Пять лет назад Ольга Венедиктовна говорила мне о работе над произведениями М.Ю. Лермонтова, это готова повторить вновь: «С Лермонтовым бок о бок прожила девять месяцев. Очень тяжёлая личность. Даже не в творческом, в психологическом плане. Не смогла в процессе иллюстрирования отделиться от объекта, хотя должна бы, как профессионал. Физически ощущала его непомерный талант, находившийся в процессе роста. Он рос, как растёт собака – непропорционально: то лапы большие, то голова, чувствовалась какая-то творческая недотянутость в отдельных местах. У него нет, как у Пушкина,  гармонии, ясности, приятности. Лермонтов – сгусток нервов, психологических проблем, хотя романтический байроновский плащ у него постоянно мелькает. А вот стихи последних лет жизни – это бриллианты чистейшей воды...» 
 
Впрочем, жизнь продолжается: пишутся новые книги, стихи, поются новые песни. А Вам, уважаемые читатели – и считаю это к месту, – предлагаю сегодня ранее не публиковавшиеся стихи известного лермонтоведа (и не только) В.А. Мануйлова, адресованные не менее известному пушкинисту (и не только) В.Э. Вацуро, написанные в книжечке «Вопросы изучения жизни и творчества М.Ю. Лермонтова» (Л., 1967):
 
Вадим Эразмович Вацуро – 
Не ученик уже, но друг.
Что без него литература?
И круг общественных наук?
 
Вот потому сей скромный опус
Скорей вручить ему бегу…
Средь ярких звёзд горит Канопус,
Вацуру с ним сравнить могу.
 
А впрочем, есть ещё сравненья…
Но удивительный Вадим
Без умаленья, без сомненья
Ни с кем, конечно, несравним!
          В. Мануйлов 27 ноября 1967, Ленинград   
 
 
                          Александр Тетерин  

Вернуться к списку статей

Create Account



Log In Your Account