О музыке в живописи

30 сентября 2019
2570 просмотров
Совсем недавно в одной из серьёзных и, казалось бы,  обстоятельных газет северо-западного региона, регулярно пишущей о различных событиях в сфере культуры и искусства, в том числе изобразительного, была опубликована статья о выставке Константина Андреевича Сомова, открывшаяся в Михайловском замке и приуроченная к 150-летию со дня рождения художника. Однако о самом оригинальном русском мастере начала XX века сказано чрезвычайно сухо, перечисляются некоторые его работы и – на этом поставлена точка, что меня абсолютно не устраивает. Автор статьи, видимо, исполнял заказ редакции, а потому, «не войдя в тему», отмахнулся малозначащей публикацией.
 
Я хочу рассказать о своём Сомове, чьё творчество серьёзно повлияло на мои пристрастия и интересы в изобразительном искусстве, а равно – привело к знакомству и многолетней дружбе с известными людьми Санкт-Петербурга, которые в аналогичной степени любили и любят этого замечательного мастера.
 
                            
В начале 2008 года, незадолго до своего ухода в иной мир, известный петербургский искусствовед Ирина Борисовна Чижова, зная о моих интересах в изобразительном искусстве, подарила книгу Л.В. Короткиной «Константин Андреевич Сомов» (СПб., 2004), чему я был чрезвычайно рад. Короткина и Чижова многие годы были в дружеских отношения, а после кончины Ирины Борисовны, встречался с искусствоведом Русского музея, слушал её рассказ о своей подруге, о подаренной мне книге, в то же время на титульном листе альбома получил от Людмилы Васильевны автограф.  
 
Как бы то ни было, на рубеже XIX и XX веков Константин Сомов входил в известное объединение «Мир искусства», образованное в 1898 году в Петербурге с целью изучения истории и теории искусств. Членами объединения были близкие друзья художника – Александр Бенуа, Вальтер Нувель, Дмитрий Философов. Позднее к этой компании присоединился Сергей Дягилев, который стал идеологом группы, а затем редактором одноименного журнала. В это время Сомов иллюстрирует обложку литературного альманаха «Северные цветы», делает гравюры для журнала «Мир искусства», «Золотое руно», активно сотрудничает с Общиной св. Евгении, изготавливает ряд экслибрисов, ставшие сегодня чрезвычайной редкостью. 
 
Одной из идей сообщества было стремление к возрождению красоты давно  ушедшего времени, в частности – Галантного XVIII века. Сомов с головой погружается в изображение галантных сцен, именно с этого времени его стали называть «певцом радуг и поцелуев». И не случайно, поскольку многие из его самых известных работ посвящены галантным сценам эпохи рококо. Такие картины могут показаться незатейливыми и легкомысленными, но это только на первый неподготовленный взгляд.
 
Увлечение Сомова Галантным веком выливается в целый ряд оригинальных иллюстраций. Самые яркие примеры его работ в этом жанре – рисунки к «Книге маркизы». Вот что об этом издании писал Эрих Голлербах: «В графическом творчестве Сомова эта книга является высшим достижением. В истории русских иллюстрированных изданий она, по праву, может занять одно из первых мест». Впрочем, так оно, видимо, и случилось, свидетельством тому – мой изрядно потрёпанный том, прошедший десятки-сотни рук, лишившийся ряда страниц, но на титульном листе без труда можно прочитать: год издания – 1918.
 
В таком состоянии «Книга маркизы» пришла ко мне из библиотеки Ирины Борисовны Чижовой, переданная её наследницей Н.В. Ляшук. Однако в более приличном состоянии я видел эту примечательную книгу в Российской национальной библиотеке.     
На протяжении всей своей жизни Константину Сомову была присуща излишняя самокритичность, но, несмотря на постоянную неудовлетворённость своим творчеством, наследие художника огромно и разнообразно, а его театрализованный «сомовский» стиль узнаваем и востребован по сей день. 
 
Cомов был уникальным портретистом, который умел не только передать совершенное внешнее сходство, но и раскрыть неожиданные черты характера своих моделей. 
 
Считается, что высшая точка искусства Сомова – это широко известная  «Дама в  голубом» (1897-1900), хранящаяся в Государственной Третьяковской галерее. С этим можно соглашаться или нет, но то, что это произведение стоит особняком от всех других произведений художника, – факт известный. Картину очень любил Валентин Серов, который некогда был членом Совета Третьяковской галереи по приобретению новых произведений искусства. Именно он настоял на покупке картины, считавшейся «неформатным» произведением для музея, основой коллекции которого было реалистичное творчество художников-передвижников.
 
Всё именно так, но – с моей колокольни – хотел бы слово молвить об иной работе мастера – «Портрет А.П. Остроумовой» (1901). Это позднее – в 1905 году – Анна Петровна к своей фамилии добавит фамилию мужа и будет писаться как Остроумова-Лебедева, а пока на картине изображена молодая красивая особа, чей удивительный всепроникающий взгляд, устремлённый прямо на зрителя, говорит не только о дне текущем, но и годах грядущих. Здесь же и вопрос: «А как всё придётся-сложится?» От себя, из дня сегодняшнего, добавлю, что всё получилось довольно благополучно. Бóльшая  часть её работ, а также коллекция японской графики, находятся в фондах Русского музея. Всё произошло благодаря стараниям Н.В. Синицына – ученика и верного друга Анны Петровны. 
 
 
Сомов К.А.
Портрет А.П. Остроумовой, 1901
 
 
 
Периодически любители изобразительного искусства могут видеть многое из материалов, имеющихся в музее, а библиофилы (и не только) обладают рядом  прекрасных изданий с работами мастера, в том числе – небольшой  книжечкой В. Инбер «Пулковский меридиан» (М., 1944).  
 
                                 
 
                   
 
 
 
 
 
Сомов К.А.
Портрет С.В. Рахманинова, 1925
               
 
 
Ещё пример таланта К.А. Сомова в этом жанре – «Портрет С.В. Рахманинова» (1925). В 1923 году Константин Андреевич сопровождал в Нью-Йорк выставку русского искусства. Здесь он и познакомился с выдающимся композитором, пианистом-виртуозом. А чуть позднее, уже во Франции, написал его портрет. 
 
Есть мнение, возможно пришедшее из-за границы, что это не просто талантливая работа живописца, а «рекламный портрет» Рахманинова для компании – производителя фортепиано Steinway. Как бы то ни было, но портрет  
великого композитора Сомов написал в числе своих поздних работ. 
 
Портрет получился довольно лаконичным, не перегруженным деталями.  Ничто не отвлекает зрителя от привлекательных черт вдохновлённого и  задумчивого лица, а живые глаза, пронзительный взгляд Сергея Васильевича, ритмичность живописных световых бликов, придают этому произведению своеобразное чуть слышимое звучание. 
 
По утверждениям современников этот портрет стал любимым у Рахманинова. Пианист и художник сошлись во мнении, что кисти автора удалось очень точно запечатлеть внутренний мир и душу музыканта.
 
После пребывания в Нью-Йорке Константин Сомов не вернулся в Россию.  Эмиграция на долгие годы закрыла Сомова от нашего зрителя. Сегодня работы мастера экспонируются в крупнейших музеях страны, не стал исключением и Русский музей. 
Выставка К.А. Сомова в Михайловском замке продлится до 4 ноября. Она – радуга, фейерверк и… душевная радость для каждого, кто соприкоснётся с творчеством выдающегося мастера.
 
В этом, вне всякого сомнения, сможет убедиться каждый пришедший на юбилейную выставку Константина Андреевича.  
 
 
  Александр Тетерин,
любитель книг и русского искусства

Вернуться к списку статей

Create Account



Log In Your Account