О Мастере хочу сказать

07 февраля 2019
2240 просмотров

         О Мастере хочу сказать          

Сегодня, разбирая папки с рисунками петербургских художников, натолкнулся на несколько оригинальных работ Ивана Степановича Астапова, которые появились у меня много лет назад при содействии ленинградского-петербургского искусствоведа.

Более 35 лет назад ушёл в мир иной этот замечательный график и живописец, заслуженный деятель искусств РСФСР, но люди, знавшие его, а равно – любившие, с благодарностью вспоминают минуты и часы общений, приносившие не только удовольствие, но и постижение мастерства иллюстрации. Иван Степанович прожил яркую и долгую творческую жизнь.

                                                 

 

 

 

 

 

 

 

Иван Степанович Астапов. Рис. 1945 г.

Прекрасный художник и, особенно, книжный иллюстратор, он всегда был глубоко самостоятелен в своём творчестве. Этому, по-видимому, в большой степени способствовала московская студия художника-реалиста, тонкого и глубокого педагога, профессора Академии художеств Д.Н. Кардовского, где с 1923 по 1929 год Астапов проходил обучение, постигая глубины изобразительного искусства, обретая постепенно  свой стиль-почерк. 

Петербургский искусствовед Игорь Гаврилович Мямлин в альбоме, посвященном творчеству И.С. Астапова, приводит слова художника, сказанные в личной беседе, по поводу графического приёма – линейного рисунка, – позволяющего иллюстратору полнее раскрыть мир героев художественного произведения: «Не идти за модой, а быть самим собой – большое счастье для художника, и я ощутил его, придя к такому пониманию и созданию иллюстраций в книге о русском крестьянине. А тема мужика, простого человека из деревни, мне всегда очень дорога». (См.: Иван Степанович Астапов. Живопись и графика / Сост. и авт. текста И.Г. Мямлин. – Л.: «Художник РСФСР», 1988).

                                        

 

 

 

 

 

 

 

Потому и брал художник для иллюстрирования книги тех писателей, которые были близки ему по духу. Но зачастую – это не самые великие, однако искренние и честные писатели, болевшие за простого человека. Вот далеко не полный перечень авторов, чьи произведения украшены работами И.С. Астапова: В.И. Даль, В.Г. Нарежный, Н.А. Полевой, Ф.М. Решетников, В.Ф. Одоевский.

Чуть отвлекаясь, автор публикации готов выслушать замечания по поводу не актуальности сегодня темы «простого человека». Однако разговор идёт о творчестве выдающегося иллюстратора, чьи рисунки стали классикой периода советского изобразительного искусства. А почитателям книжной иллюстрации не безразлично, что работы Астапова сопровождают не только произведения перечисленных авторов, но и Н.Г. Чернышевского, Л.Н. Толстого, И.С. Тургенева, А.Н. Радищева.

В годы Великой Отечественной войны Иван Степанович много работал в содружестве поэтов и плакатистов-сатириков «Боевой карандаш».

Напряженная работа была направлена на скорейшее уничтожение варварского нашествия. Творческий коллектив воевал своими средствами. Плакаты объединения поднимали моральный дух соотечественников, призывали к единению, яростному противостоянию врагу.  

Свою задачу в годы войны «Боевой карандаш» выполнил с честью.    

Позднее, с 1956 по 1982 год, И.С. Астапов возглавляет «Боевой карандаш», является председателем художественного совета.

Он был ярким представителем лучших традиций русской реалистической школы.

 

                                  

 

                       

 

 

Рисунки И.С. Астапова. Карандаш, частное собрание.

Старшему и среднему поколениям хорошо известны иллюстрации Астапова к произведению И.С. Тургенева «Муму».

                                     

 

 

 

 

 

 

Главный герой рассказа – Герасим – изображён художником как человек самых прекрасных душевных качеств. Он обладатель не только мощной воли, но и глубоких раздумий. Печаль и безысходность прочитываются в фигуре богатыря, вынужденного подчиниться обстоятельствам своей подневольной жизни, которая, как ни печально, побеждает одно из величайших проявлений бытия – гуманизм.

 

                                            

 

                

 

 

 

 

Иллюстрация к рассказу И.С. Тургенева «Муму», 1959.

Перед нами рисунок, но его психологическое воздействие настолько сильнó, что возникает ощущение восприятия живописного полотна.   

В рисунках к произведению А.Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву» тема гуманизма углубляется через раскрытие реальных картин жизни.

Из советского периода нам хорошо известно, что от первоначального издания книги, которое было уничтожено, уцелело всего несколько экземпляров, которые почитаются большой редкостью. Одни утверждали, что осталось семь экземпляров, московский библиофил Н.П. Смирнов-Сокольский писал о 13 известных ему раритетах и особо отмечал, что самым ценным из них был «экземпляр, бывший в тайной канцелярии» и купленный А.С. Пушкиным для своей библиотеки. Известно также, что в 1790-1820-е годы «Путешествие» ходило по стране в нескольких сотнях списков. Так это, или иначе – вопрос, конечно, интересный, – но сегодня перед нами стоит иная задача…  

Некоторые современники Н.В. Гоголя вспоминали о негативном отношении писателя к иллюстрациям художественных произведений, в том числе своих, и полагавшем, что они не только отвлекают читателя, но искажают мысль и стиль автора.

Не ставим перед собой цели оспорить утверждение. Отметим лишь, что в нашем примере произведение и иллюстрации к нему – это счастливое органичное целое.  

Книга «Путешествие из Петербурга в Москву» с иллюстрациями И.С. Астапова вышла в свет в 1974 году, а в 1979 – была переиздана.

         

                                           

 

                                  

 

 

 

 

 

 

Первое издание «Путешествия», 1974 г.

          На верхнюю крышку переплета книги 1979 года издания вынесена работа И.С. Астапова к главе «Тосна».

          Путешественник с трудом выбрался из кибитки. Малое расстояние до спасительного крыльца необходимо преодолеть по грязи, доходящей чуть ли не до колен. Вознице не безразлично положение пассажира: «Одолеет?» Собака неопределенной породы, но хвост «калачиком», также сторона заинтересованная. Слева, в глубине рисунка, – верстовой столб, возле которого – почти гоголевские мужики – рассуждают о возможностях колеса кибитки, которое доедет ли (по такой грязи!) до белокаменной...

          А в голове бьются поэтические строки некогда тосненской поэтессы Татьяны Шороховой, посвященные ушедшим в историю ямщикам Тосненского яма, в этом контексте приобретают иное качество, усиливают звучание штриха Астапова, потому что это – настоящая поэзия. 

                              Какие люди здесь проехали!

                              Какие светочи прошли!

И ещё об одном.

Передо мной большая и умная книга Ефима Ефимовского «…не затупится наш «Боевой карандаш» (СПб., 2008). Много добрых (и заслуженных!) слов сказано в этой книге о замечательной когорте людей, которые работали в «Боевом карандаше». А первым, о ком идёт речь, стоит имя И.С. Астапова: «Иван Степанович Астапов был от Бога художником, редактором и руководителем, и ещё воспитателем и учителем. Как в своих рисунках и картинах, так и в жизни он был тонким психологом, знатоком людей».

Художник скончался в первый день осени 1982 года за своим рабочим столом. Перед ним лежали незавершённые рисунки к новому изданию книги Александра Николаевича Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву».

Как знать, чем бы мы сегодня обладали, заверши Мастер эту работу. Впрочем, сослагательное наклонение у времени не в чести...

                                                                                                Александр Тетерин


Вернуться к списку статей

Create Account



Log In Your Account